«По телевизору смотрится все совсем не так»
В Братск приехало шесть семей из Украины. Фото ИТАР-ТАСС.

В Братск приехало шесть семей из Украины. Фото ИТАР-ТАСС.

В Братск начали прибывать беженцы из Украины

По официальным данным в Братск с начала боевых действий на Украине прибыло шесть семей беженцев. Они рассказали корреспонденту «Русской планеты» свои истории.

Лиля Зайченко, 37 лет, Луганск

Я приехала с родителями и с восьмилетним сыном 11 июля, в пятницу. Здесь в Братске у нас просто знакомые. Ближе в России никого не было, вот и пришлось в такую даль ехать. На переезд деньги прислали нам родственники. Самим брать было неоткуда.

В Луганске мы бросили все нажитое: и дом, и машину. Последнее время жили там без света, зарплаты-пенсии не платили. Мы сидели в подвале, потому что стрельба не прекращалась. Раньше так — постреливали время от времени. А 27 июня Порошенко дал команду, и начались в полпятого утра выстрелы. Мы сорвались в подвал, а как только вышли — самолет летит. Скинул бомбы, не знаю сколько их было — 3 или 5… Загорелись дома. Люди погибли, валяются на дороге. И потом не прекращались эти перестрелки.

Живем пока на чужой даче. Сейчас дожди зарядили, а у нас даже одежды нет. По телевизору показывают, что в России принимают украинцев с пониманием, все по-человечески. А тут нам инспектор в Миграционной службе говорит: «Вы преследуете материальную выгоду». Я отвечаю: «Девушка, мы же приехали с войны! Это же не то, что мы захотели, чтоб нам дали квартиру». Но она несколько раз это подчеркнула и сказала, что мы тут ищем лишь материальную выгоду. Статус беженца нам не дают. Жилье тоже. Говорят: «У нас свои сесть семьи без жилья». Ребенку надо в школу. Жить не на что. Инспектор стала объяснять, что существует какая-то программа, надо перечень документов собрать, и нам дадут российское гражданство. Но нужно ксерокопии паспортов заверять нотариально, госпошлину уплатить, медсправки, фотографии и так далее. Как же мы заплатим? У нас нет денег.

Хорошо, есть знакомые. Но мы не можем жить у них все время! У них же тоже своя семья. Даже было такое намерение ехать назад. Понятно, что мы здесь никому не нужны, но если бы не было бы там войны, мы бы в жизни никогда сюда не забрались. Ребенок все прекрасно понимает. Он надеется вернуться. У него там друзья. Но война…

Кристина Авраменко, 20 лет, Краматорск (Донецкая область)

Выезжали автобусом из Краматорска через блокпосты: и нацгвардии, и ДНР-овские. Добирались, чем могли: и на машине, и пешком шли через лес. У нас в городе все разрушено, даже железная дорога. Там невозможно находиться — нет воды, света, постоянная бомбежка. Даже когда наступила неделя перемирия, все равно бомбили. Самое страшное — это сирена. Когда она гудит не умолкая, ты выглядываешь в окно, а там люди бегают с автоматами. Ты сидишь и не понимаешь, что делать, то ли оставаться дома и ждать пока тебя расстреляют, то ли бежать. Вроде и дом жалко бросить, и уезжать страшно. Молодежь там еще как-то могла могли себе каких-то денег заработать, а вот старики — они выстраивались в огромные очереди, человек по 800, за тремястами граммами гречки. Просто другого варианта у людей не было — им не платят ничего уже три месяца.

Мы все время сидели в подвалах. Вот возле моего дома разорвало женщину. Снаряд прилетел прямо в квартиру. И пришлось уезжать, просто бежать.

В 6 часов утра, когда только начинало расцветать, я подошла к окну и увидела, как Славянск бомбят из «града». Огромнейшие снаряды летели куда попало. Не то что стреляли в ополчение — они просто лупили по поселку. Начала выть сирена, я просидела 6 часов в подвале — вот тогда стало понятно, что все! На следующий день я собралась и бежала оттуда. Собрала документы, сумку с вещами. Практически в шлепанцах.

А Братске нашлись добрые люди, которые меня приютили. Мне бы хотелось остаться в России. Но на работу я устроиться не могу — с украинским паспортом, меня никто не берет. Поехала в институт, мне сказали, что нужно сдавать экзамены заново, программа отличается. Дома я училась на экономиста. Хотела продолжить дальше. Мамы у меня нет. Папа — в ополчении. Я не знаю, как с ним связаться, живой ли он, я не знаю.

Дмитрий Филиппенко, 27 лет, город Свердловск (Луганская область)

Нас Братск принял нормально. У нас здесь дальние родственники, приютили. Делаем временную прописку. Люди помогают.

Свердловск — где-то в 75 км от Луганска. В самом городе вроде все нормально, а на окраинах слышно, как стреляют. Пункт пропуска «Должанский» рядом. Мы еще успели выехать две с половиной недели назад, а потом сразу все закрыли. А как там сейчас — я не знаю, новости пока не смотрел.

Мы решили уехать, когда стали все уезжать. Новости смотрели и понимали, что все это подбирается ближе. Но нас подтолкнуло прежде всего то, что нацгвардия призывает солдат. Молодых ребят. И получается, выбора нет — придется против своих же воевать. А как против своих родителей идти на войну? И это была основная причина, чтобы уехать. Родители там остались, мы их зовем сюда, но они пока не могут выехать.

Я в Донецке учусь. Там и жил. Повидал всякого. Летали самолеты, стреляли, бомбили аэропорт, на железнодорожный вокзал скинули бомбу, и там женщину убило. Это страшно, когда ты едешь на учебу в троллейбусе, и самолет над тобой летит. Неизвестно, что им придет в голову. Вот эти моменты вспоминать не хочется.

«Не пропитаться бы понятиями» Далее в рубрике «Не пропитаться бы понятиями»Корреспондент РП поговорила со старостой школы для заключенных в Вихоревской исправительной колонии Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»