«Мам, а если кто-то умрет, а я — нет? Разве так можно?»
Вадим Ларионов. Фото из архива семьи

Вадим Ларионов. Фото из архива семьи

Солдат из Братска погиб на границе с Украиной

В воскресенье, 31 августа, в Братске похоронили бойца-контрактника Вадима Ларионова. Он погиб в Ростовской области, на границе с Украиной, от бомбоудара десятью днями ранее. До конца контракта и возвращения домой ему оставался всего месяц. Корреспондент «Русской планеты» поговорила с родителями погибшего солдата.

Его срок службы должен был закончиться уже в октябре, и Вадим намеренно не ходил в отпуск, чтобы вернуться домой пораньше. Он заключил военный контракт почти сразу, как только отгулял дембель после «срочки».

– Он пришел домой. Устроился на БрАЗ (Братский алюминиевый завод — Примеч. РП.). Но не его это. Сообщил нам, что принял решение идти служить по контракту, — рассказывает РП отец Вадима Александр Ларионов. — Мы его убеждали, чтобы он пошел в морпехи, чтобы на Черное море или хотя бы в России где-то…«Нет, — отвечал, — я только в Чечню и только в разведку!». Он уперся, и нельзя было его повернуть.

Когда Вадим родился, мама на обложке памятного альбома в честь него написала: «Расти, солдат, на радость всем!». Говорит, написала неосознанно. Но военная тема как-то всю жизнь интересовала сына. Например, в детстве Вадим принес домой с улицы котенка и дал ему кличку Пуля.

– Он во всем хотел быть первым, — делится с корреспондентом РП мама Наталья Ларионова, — он спешил жить. С самых первых минут. Он даже родился за 15 минут, раньше всех начал ходить, раньше всех заговорил. И когда ему в 22 года принесли первую пенсию и ветеранское удостоверение, я его спросила: «Вадик, ты куда торопишься?». Я поймала себя на мысли, что он прожил короткую, но такую насыщенную жизнь, более полноценную и богатую, чем у многих.

В 2011 году Вадим Ларионов отправился служить на Кавказ. За два с лишним года он участвовал в пяти контртеррористических операциях на территории Чеченской республики. «За ратную доблесть» ему вручили медаль, еще две получил «За службу на Северном Кавказе», а вместе с ними и нагрудный знак, которым, по словам матери, он особенно гордился.

– «Сынок, а если ты погибнешь?» — я его как-то спросила. А он мне говорит: «Мам, а если кто-то погибнет, а я — нет? Разве так можно? До конца — значит до конца!». Я этого никогда не забуду, — рассказывает Наталья Ларионова. — Как я воспитала таких сыновей-патриотов? У меня старший не должен был служить — сам пошел в армию. И младший тоже. Для Родины это, конечно, хорошо. Но для матери каково?..

В конце июля их подразделение отправили в Ростовскую область, на границу с Украиной.

– Он нам рассказывал, что их дважды туда пытались перебросить, — говорит отец Вадима. — В первый раз говорил, когда там только-только все это началось. Им объявили, что отправляют к Украине, так они два месяца на чемоданах просидели. Он всего пару раз нам позвонил оттуда, из Ростовской области, и то не со своего телефона. И там слышно было, что стреляли сзади. Это последний наш разговор с ним. Мать все спрашивает: «Что там у тебя за грохот?» — «Да это грады стреляют». И больше о нем не было слышно.

«Погиб при исполнении служебного долга» — такова официальная формулировка. «Груз-200» с телом Вадима в Братск доставил командир подразделения. Настоящие фамилию и звание офицер Максим называть отказался.

– Нашу бригаду в июле полностью туда перевели, в Ростовскую область, — рассказывает командир корреспонденту РП. — Там создали полевой лагерь. В тот день у нас проходили учения... По всем документам, это именно учения. Задача стояла — быть на границе с Украиной. Мы выставили наблюдательные посты, у нас их называют «секрет». В 200-300 метрах от границы располагается наше разведподразделение. Со стороны Украины там регулярно идут бомбоудары — это украинская сторона ведет так называемый «заградительный огонь», чтобы никто не мог пройти границу. А мы выставили охранение, чтобы с их стороны никто не прошел. Все ребята должны быть в бронежилетах и касках. Мы выставились, дня три стояли. Ни выстрелов, ни минометных обстрелов, тишина. А там жара ужасная, до 45 градусов. Раздетому-то жарко, а в военной форме, да еще в бронежилете — сами понимаете… А потом начали снаряды разрываться, мы сразу в окопы легли. А Вадим осколочное ранение получил.

По словам офицера, тем же поездом из Ростова еще один «груз-200» отправили в Улан-Удэ. Боец из Бурятии тоже погиб 21 августа на границе с Украиной. Родные Вадима рассказали, что на следующий день после случившегося, 22 августа, сослуживец братчанина написал на своей странице в соцсетях: «Господи, ну почему так?!». Из разговора с ним они впервые и узнали о гибели сына.

Весной Вадиму Ларионову исполнилось 22 года.

Далее в рубрике Торг за МатёруЖители Усть-Илимска не хотят уезжать с участков, которые скоро затопит Богучанская ГЭС Торг за Матёру Читайте в рубрике «Титульная страница» Ваши дети в опасности!На 1 июня в соцсетях намечено проведение акции, направленной против детей Ваши дети в опасности!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»